Несостоявшиеся приключения бразильца в Актюбинске

Эта история приключилась со мной, когда мне было 13 или 14 лет. Я был тогда наивным школьником с популярным в то время дефектом: я был фанатом Бритни Спирз. Люди, знающие меня давно, видели, что это собой представляло, ну а остальным, я думаю, будет достаточно одной вот этой фотографии.

50a5f0f879cd2

Я не могу объяснить природу этого явления и почему я не фанател, скажем, по Микки Рурку или Валерию Леонтьеву, а именно Бритни Спирз, но со мной никогда ни до, ни после того, как отпустило, не было ничего подобного.

Ну так вот. Я во всю тогда осваивал программирование и html, так что я чувствовал себя буквально обязанным сделать фанатский сайт, посвящённый Бритни Спирз. Последняя его версия (я постоянно менял дизайн) до сих пор лежит вот тут. Для того времени, мой сайт имел неплохую посещаемость в пару тысяч человек ежедневно и на почве этого, я познакомился со многими единомышленниками. Многие писали мне на мыло и в аську, я со всеми беседовал, обменивался информацией.

Интернациональность моих новых знакомых была широчайшая, и с некоторыми из тех, с кем я тогда познакомился, я общаюсь до сих пор. Был пацан из Голландии, чей отец играл в клубе Херенвен, была ­­­­­девушка из Донецка и даже парень из Панамы. Среди этой многонациональной толпы, был и бразилец по имени Жулио Сезар Баццега (вероятно, это лишь часть его длинного имени), с которым мы довольно быстро нашли общий язык и начали считать друг друга друзьями. Общались мы на самые разные темы, но в основном, конечно, это были девушки, футбол (он ведь из Бразилии) и музыка. Да, Бритни Спирз как-то быстро отошла на второй план, хотя именно из-за неё мы и познакомились. Я слал ему фотографии моих одноклассниц, он мне – своих (пубертатный период никто не отменял), у каждого появились фаворитки. У меня была его соседка Марсела, у него – моя одноклассница Светка.

Он довольно быстро проникся с интересом к казахстанской культуре, я – к бразильской, и очень скоро мы начали приглашать друг друга в гости. У меня возможности полететь в Бразилию не было (родители повертели у виска, когда я попросился в Бразилию), а вот Жулио своих родителей уговорил и собрался приехать ко мне в гости. Уточняю: он был готов пролететь через весь земной шар из штата Сан-Паоло в казахстанскую провинцию!

И если бы я поехал к нему в гости, то я довольно чётко представлял себе времяпровождение в тепле у океана: это и пьянки в больших коттеджах с бассейнами, это и куча симпатичных латинок (да, мыслил я тогда стереотипами), и многое, многое другое. Но что я мог предложить ему в Актюбинске? Сводить его в школу на уроки? Безусловно, бразилец в компании был бы для меня VIP-пропуском везде, ибо никто и никогда из моих сверстников не видел и не общался с бразильцами, и я представлял себе, как мы производим фурор на дискотеках и в школе, как моя учительница по английскому общается с ним, а я купаюсь в лучах славы. Но в то же время я осознавал, что по-настоящему развлечься школьнику в Актюбинске было нечем, и я решил, что развлекательную программу я составлю уже после его приезда.

Когда он спросил меня, какие документы нужны ему для того, чтобы приехать в Казахстан, разумеется, я не смог ответить и попросил проконсультироваться его в каком-нибудь учреждении. Он проконсультировался и сообщил, что нужно приглашение от кого-нибудь из граждан Казахстана и я безо всякого сомнения о силе данного документа, написал от руки приглашение в духе: «Я, Болбат Сергей Сергеевич, гражданин Казахстана, проживающий … приглашаю к себе в гости, гражданина Бразилии Жулио Сезара Баццегу и подтверждаю, что он будет проживать у меня по адресу г. Актюбинск, …». Я даже представить не мог, что могут понадобиться какие-либо другие документы, ведь я написал всё это от руки и подобная бумага в руках бразильца обязана была внушать доверие.

И вот настал день вылета. Его маршрут перелётов был следующим: Кампинас — Сан-Паоло – Франкфурт – Алматы – Актюбинск. Так как никаких мобильных средств связи тогда не существовало, я мог лишь ждать от него звонков из аэропортов. Но он не звонил, и тогда я сам позвонил ему домой, где его мама сообщила, что он уже во Франкфурте, всё в порядке, скоро вылетает в Алмату. Я был весь в предвкушении и даже позвал друга, чтобы было веселее знакомиться, и было кому заполнять неизбежные неловкие паузы.

Ближе к ночи, в моей квартире раздался междугородний звонок, отличавшийся от локальных своей длинной. Я сорвал трубку, и женщина на другом конце провода начала расспрашивать меня на предмет ожидания гостей из Бразилии, представившись сотрудницей таможенной службы аэропорта Алматы. Я ответил на всё утвердительно, после чего она сообщила: «Понимаете ли. У него отсутствуют какие-либо документы для въезда в страну, кроме распечатанной бумажки с приглашением, написанной школьником». Я справедливо возмутился: «Да, это писал я, так как он узнавал у себя в Бразилии и ему сказали, что никаких других документов ему не потребуется». Женщина, едва не насмехаясь надо мной, твёрдо заявила, что не может впустить моего гостя в страну без визы или подобного документа. Я, чуть ли не рыдая, спросил, что же с ним будет и, будто бы он в тюрьме, попросил минуту разговора с ним. Жулио откликнулся встревоженным голосом: он совершенно не понимал, почему его не пропускают и что ему делать после того, как он преодолел такое расстояние. Я не смогу описать, насколько потерянным был тогда его голос, но, поверьте мне, мне было очень не по себе и я не представляю, насколько было ему. Я попытался успокоить его, но успокоитель из меня скверный. Я сказал, что его, скорее всего, не пустят, и ему придётся как-то добираться назад.

Самое обидное заключалось в том, что я совершенно ничем не мог ему помочь. Всё, что я мог – это переживать и надеяться, что его удачно доставят обратно в Бразилию. Какое-то время я пытался узнавать новости через его родственников, но они почему-то перестали мне отвечать. Через, примерно, неделю, он сам вышел на связь и сообщил, что долетел, и что будет отстаивать свою правоту в суде. Чем это закончилось, я не знаю, ибо после этого события мы почему-то начали по-маленьку терять связь, потом он уехал учиться в Штаты, и мы вовсе потеряли контакт, потому что он сидел в Windows Messenger, а я его презирал.

И вот не так давно, спустя годы, мы сконнектились на фейсбуке (где же ещё?). Оттуда я узнал, что он интересуется такими людьми как Сталин и Ленин, собирается в следующем году в Россию и предлагает пересечься где-нибудь в Москве. А ещё зовёт в гости на ЧМ-2014, обещает обеспечить жильём. Надеюсь, у нас всё же получится увидеться.

Вот так я чуть было не совершил историческое событие, привезя бразильца в Актюбинск. А ведь я мог попасть на пару с ним в наши местные газеты и на телевидение, где я бы с умным лицом рассказывал, каково это – жить с бразильцем. Благодаря этому, я стал бы местной звездой и все последующие годы ходил бы в статусе угасающей звезды, которой все наливают из-за его былой популярности. Эх…

Всех благ! 🙂